headpiece

Убийство ребенка в Черниговской области: предстанут ли перед судом чиновники, которые не предотвратили трагедию?

В селе Мыльники на Черниговщине 20 марта произошла страшная трагедия – умерла двухлетняя девочка Вероника Есипенко. «Цензор.НЕТ» разбирался, кто мог предотвратить трагедию и почему этого не сделал.
Жители села говорят, девочку долгое время мучил, избивал и в результате забил до смерти хозяин дома, в котором гостила женщина с двумя дочерьми. На тельце Вероники обнаружены синяки, кровоподтеки, гематомы и другие повреждения. 
Веронику похоронили 23 марта. Смерть девочки взбудоражила не только село, в котором все произошло, но и общественность области: люди стали требовать «крови» чиновников, которые по долгу службы должны были осуществлять надзор за этой неблагонадежной семьей, но из-за халатности допустили смерть ребенка.
Лишилась жизни на улице Свободы
Обычное село в Нежинском районе Черниговской области, с населением чуть больше трехсот человек. В нем, на улице Свободы – прячущийся за забором самый обычный дом под железной крышей. Именно в нем сначала утратила свободу (местные рассказывали, что детишек практически не выпускали на улицу), а затем и жизнь маленькая Вероника.
Ей через шесть дней должно было исполниться 2 года и 4 месяца, а ее сестре Диане в этот же день – ровно пять лет. Девочка, согласно предварительному заключению судебно-медицинской экспертизы, умерла от тяжелых телесных повреждений: черепно-мозговой травмы, отека головного мозга и субдуральной гематомы. 
В этом доме жили 34-летний Назар Красуля со своей гражданской женой Мариной Дайдашан и их дети: общий 6-летний сын Захар и 17-летняя Ангелина, дочь Марины от первого брака.
С Ангелиной и дружила Галина Есипенко – 23-летняя мать умершей девочки. Когда она взяла своих дочек и решила «погостить» у семейства, никто из соседей не помнит: во дворе долгое время было тихо, ни Галину, ни ее детей там никто не видел.
Хронология событий такова: когда малышка умерла, Галина с Ангелиной сами позвонили сначала в скорую помощь, а потом и в полицию. Сказали, что у девочки был эпилептический припадок, она «упала со стульчика» и сильно удалилась головой, а они якобы сами пытались привести ее в чувство – даже снегом растирали!
Бригада скорой, пока ехали из Нежина, связалась с местным фельдшером (в Мыльниках есть свой ФАП), Наталией Вепхвадзе. Женщина прибежала по указанному адресу чуть ли не вместе с приездом медиков.
По ее словам, девочка лежала во второй комнате на полу, без одежды, прикрытая по пояс детским одеяльцем. Умерла она где-то за час до этого – тельце не успело окоченеть. На голове ребенка, личике, ушах, руках и ногах были ссадины и множество гематом, разорван ротик.
Причем на теле девочки были как свежие травмы, так и давние, например, перелом руки, который зажил неправильно, без медицинской помощи, спина вся в синих разводах. На лобке, утверждает женщина, след, похожий на ожег от сигареты.
А медики Нежинской районной больницы, куда сразу забрали пятилетнюю Диану, отметили такие же «отметины от бычков» и на теле второй девочки, «украшенном» вдобавок следами от ударов ремнем. У обеих сестричек вырваны волосы.
Люди считают, что во многом виноваты чиновники
«Все эти ужасные подробности, которые видели жители Мыльников, – заверяет местный житель, активист общественной формации «С14 Чернигов» Александр Максимец, – говорят о том, что над девочками не просто издевались, их по-настоящему пытали. Непонятно, почему полиция не замечает некоторых очевидных вещей. Тех же сигаретных ожогов на половых органах девочки, например, ее разорванного ротика, что может свидетельствовать о том, что ребенка не только пытали, но и насиловали».
Уже после похорон Вероники активисты организовали акцию протеста против насилия над детьми, во время которой выдвинули местной власти ряд требований. Среди них – эксгумация тела ребенка, чтобы исследовать тело на предмет насилия, давности переломов и других травм, и проведение независимой экспертизы с привлечением экспертов из областного центра.
А также лишение Галины Есипенко родительских прав и привлечение ее к ответственности как соучастницы тяжких преступлений, пожизненное заключение для Назара Красули, увольнение и привлечение к ответственности директора Центра социальных служб для детей, семьи и молодежи Нежинской райгосадминистрации Елены Подпориной, которую участники акции обвинили в трагедии, случившейся с девочками в Мыльниках.
Чтобы добиться объективного расследования детской смерти, инициативная группа встречалась с начальником Нежинской местной прокуратуры. Е.Подпорину распоряжением главы райгосадминистрации Вячеслава Ивашина – пока идут разбирательства – от исполнения служебных обязанностей уже отстранили.
Представители общественности считают, что кроме Подпориной, в служебной халатности виноваты и другие чиновники, в том числе и председатель Колисниковского сельсовета (в его состав входит и село Мыльники) Анатолий Рыбка. 
Что он не интересовался судьбой девочек и не пытался предотвратить трагедию, председатель Колисниковского сельсовета Анатолий Рыбка не согласен.
«То, что случилось в Мыльниках, настоящая беда, – сказал он. – Галина с детьми была под сопровождением Нежинского районного центра социальных служб для семьи, детей и молодежи, а также городской и районной службы по делам детей. За ней наблюдали практически до декабря прошлого года. Она жила то в селе, то в Нежине, где была с девочками зарегистрирована. Районные социальные службы вели ее до августа месяца – как раз до того времени, когда Галина переехала в село.
В декабре возник вопрос лишения ее родительских прав – Галина перестала сотрудничать с социальными службами и местной властью, прятала детей. Когда мы все вместе приходили, не пускала в свое жилище, чтобы комиссия могла посмотреть, в каких условиях живут девочки. Есть ли у них самое элементарное – еда и одежда.
Но она пила, буянила, ругалась. Из-за этого уже были собраны и переданы в суд документы на лишение Галины родительских прав. Но о насилии к детям речь не шла: наоборот, мы думали, что девочек она любит. На меня даже обижалась – за то, что как-то застал их голодными и отвез в райбольницу».
По словам Анатолия Рыбки, они делали все, чтобы помочь Галине уберечь своих детей. Ходили вместе с депутатом сельсовета, уговаривали не пить и взяться за ум. Были у нее в ноябре, потом в первый день зимы, а 4 декабря приезжали сотрудники районной службы по делам детей.
«Она нас ни разу не впустила, – говорит руководитель местного сельсовета, – а мы же не могли дверь выбивать. Однажды попали внутрь, чуть ли не силой, застали бардак, хоть в доме было и натоплено…» 
«Красуля заставлял своего 6-летнего сына бить старшую сестру»
Вторая девочка сейчас находится в больнице. Она, отмечают местные, тоже вся в синяках, очень худенькая.
Сама Галина – со своим мужем Игорем, отцом младшей, Вероники (кто отец Дианы, люди не в курсе), – раньше жила в Нежине. В достаточно пристойной квартире, которую снимала ее старшая сестра. Причем все они там были и зарегистрированы. Но в июне прошлого года Игорь умер, а Галина оформленное ранее на мужа пособие по рождению ребенка переоформила на себя и осенью вернулась в Мыльники, где у нее есть родительский дом.
Как и когда она с детьми оказалась в доме Красули, никто точно не знает. Говорят только, что взяла детей и пошла «гостить» к дочке его сожительницы. «Гости» затянулись. Взрослые вместе пили и дебоширили, а девочки оказались заложниками чьих-то садистских наклонностей. Возмущает и то, что хозяин подворья, где произошла трагедия, не только сам избивал Веронику с Дианой, но и заставлял это делать своего 6-летнего сына Захара.
«Красуля постоянно промышлял кражами, сельчане заявляли об этом участковому, но он проверял дворы многих, только не его, – рассказывает Александр Максимец. – Но когда произошла эта беда и люди начали заходить во двор, а потом и в дом, многие узнавали свои вещи, украденные у них ранее. Они у него валялись прямо во дворе, что-то было в доме.
Красуля не проходил мимо того, что, как ему казалось, плохо лежало: мотоблоки, бензопилы, железо, которое потом шло как металлолом. К себе во двор он практически никого не пускал, разве что избранных, потому и не прятал награбленное».
Понятно, что на фоне детской смерти металлолом и косы/мотоблоки, которые якобы воровал у односельчан «предприимчивый» Красуля, уже никого не впечатляют, но надеемся, что полиция займется и этим вопросом.
Так «упасть со стульчика» девочка просто не могла   
Как сообщили «Цензор.НЕТ» в секторе коммуникаций полиции Черниговской области, Новозаводской районный суд Чернигова арестовал ранее судимого Назара Красулю, которого подозревают в нанесении маленькой Веронике смертельных травм. Пока что по решению суда он два месяца будет находиться под стражей, без внесения залога.
В ГУ Нацполиции Черниговской области говорят, что сначала Красуля из Мыльников сбежал – собирался уехать даже за пределы области. Но уже в Нежине оперативникам удалось его вычислить и задержать.
Открыто уголовное производство по статье 121 Уголовного кодекса Украины, ч.2 (умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего), за что ему грозит от семи до десяти лет тюрьмы. На данном этапе проводится досудебное расследование.  
«На месте преступления судмедэксперт вместе с гинекологом в присутствии понятых осмотрели тело погибшей девочки и никаких следов изнасилования не обнаружили. Эти же специалисты осмотрели и старшую девочку и тоже никаких следов сексуального насилия они не нашли, – сообщили в пресс-службе ГУНП в Черниговской области.
Также правоохранителями назначен ряд экспертиз, в том числе судебно-медицинская, результаты которых позволят точно сказать, была ли девочка изнасилована. Пока что говорить об этом преждевременно.
Именно эти экспертизы могут стать причиной переквалификации статьи в 115-ую (умышленное убийство, которое карается тюремным заключением на срок от 10 до 15 лет или пожизненным), чего, кстати, требуют активисты.  
Кроме того, сейчас полиция устанавливает возможную причастность подозреваемого к другим преступлениям.
В отношении матери погибшей девочки правоохранителями открыто уголовное производство по части 1 статьи 166 Уголовного кодекса Украины – это злостное невыполнение обязанностей по уходу за ребенком. Такие действия наказываются ограничением свободы на срок от двух до пяти лет или лишением свободы на тот же срок.
Подозреваемый Назар Красуля, ранее судимый по нескольким статьям (125-ой – умышленное легкое телесное повреждение, 185-ой – за кражи, 186-ой – грабеж и 289-ой – угон автомобиля), пока на контакт со следствием не идет.
Он, говорят правоохранители, местный, его в области хорошо знают, характеризуя двумя словами: дебошир и хулиган. Помнят его еще по времени, когда он со своей гражданской женой Мариной то сходился, то расходился, а то и вовсе начал «делить» их совместного сына Захара. Потом вроде поутихло. Да только это затишье оказалось перед бурей.
Много вопросов у правоохранителей и к женщинам, которые жили в доме Красули. Они все три – и сама Галина Есипенко, и ее «подруга» Ангелина, и ее мать Марина Дайдашан – сначала давать какие-либо показания боялись, опасаясь мести скорого на расправу хозяина дома. Даже солгали, что у ребенка был эпилептический приступ, а они пытались его «откачать».
Когда приехали сотрудники полиции, то сразу увидели, что так «упасть со стульчика» (женщины озвучивали и такую версию) ребенок просто не мог.
Судьба пятилетней Дианы пока под вопросом  
Что будет дальше с сестричкой умершей девочки, которая пока приходит в себя после случившегося в районной больнице под надзором врачей, сказать сложно.
С одной стороны, Галина Есипенко в судебном порядке может быть лишена родительских прав. Более того, общественность требует, чтобы ей тоже предъявили обвинение как соучастнице преступления, поскольку она тоже находилась в том доме, где издевались над ее дочками, и ничего не предприняла для того, чтобы это остановить.  
25-летняя Екатерина – сестра Галины, которая живет в Одессе и приехала в Мыльники на похорон своей 2-летней крестницы, – хочет забрать Диану к себе. Своих детей у нее еще нет.
А пока что девочка приходит в себя и набирается сил. У нее потихоньку отрастают волосы, заживают многочисленные синяки и ссадины, она набирает в весе. Ее проведывают и просто неравнодушные люди, приносят еду, игрушки, фломастеры и альбомы для рисования.
А йогуртами и другими вкусностями девочка даже делится с другими юными пациентами больницы – столько всего она сама просто не в состоянии съесть. Люди приносят даже мясо и договорились с больничной столовой, чтобы для девочки из этих продуктов готовили отдельно: ей надо очень хорошо питаться.
Расследование причин смерти девочки – на контроле у детского омбудсмена
По словам руководителя секретариата межфракционного депутатского объединения «Защита прав ребенка – приоритет государства» Людмилы Волынец, в Черниговской области достаточно много случаев насилия над детьми.
«Даже если проанализировать лишь те, о которых пишут в СМИ, – отмечает Людмила Волынец, – то половина из них произошла в Черниговской области. Помните Сашу, которому родная мать выбивала молотком зубы? Это Черниговская область. А ребенка, которого убила психически больная мать? Тоже Черниговская.
Но таких случаев хватает по всей Украине. При этом исполнительная власть, в первую очередь Минсоцполитики, для которого это – прямая обязанность, не обращает на них внимания уже почти четыре года. С одной стороны, наша страна охвачена войной, а в такой ситуации всегда есть обострение жестокости. Но при этом всегда есть рычаги, которые могут уменьшить количество столь трагичных ситуаций».
По словам Людмилы Волынец, основная причина – в том, что в Украине на сегодняшний день практически уничтожены две службы, сотрудники которых призваны предотвращать подобные ситуации: служба по делам детей и служба по делам семьи, детей и молодежи. «На всю страну, – продолжает она, – в этих службах, вместе с директорами-бухгалтерами и уборщицами, насчитывается в пределах 6,5 тысячи сотрудников. О материально-техническом обеспечении этих служб даже говорить не приходится – оно мизерное. При этом мы имеем 7 миллионов детского населения.
В стране уже сформировалось 600 объединенных территориальных общин, в них проживает миллион детей. Службы по делам детей есть только в 38 общинах. Конечно, строить новые школы, детские садики, другую инфраструктуру, без которой трудно представить современное развитие ребенка, – это сегодня здорово.
Но очень важно при этом понимать, что с этими детьми происходит в семьях, иначе от насилия по отношению к ним со стороны взрослых мы не избавимся. Кстати, законодательно у нас все прописано – местной власти нужно лишь выполнять законы, для начала организовав работу этих социальных служб».
Согласен с Людмилой Волынец и уполномоченный президента по правам ребенка Николай Кулеба.
«Я лично держу эту ситуацию на контроле, – заверил он, – общаюсь с главой Черниговской областной госадминистрации, а также руководителем созданной им комиссии по расследованию причин этой трагедии Наталией Романовой, которая как раз в эти дни занимается изучением всех обстоятельств того, что произошло в Мыльниках.
К сожалению, в Украине подобные случаи действительно не редкость. Например, в прошлом году в Киеве было две детские смерти, умер ребенок на Закарпатье, в других регионах.
Чтобы более эффективно их предотвращать, а не потом заниматься расследованием причин трагедий, необходимо, чтобы в стране было достаточное количество сотрудников социальных служб. И чтобы они имели возможность выполнять свою работу. Банально, но сотрудники этих социальных служб должны иметь возможность как-то доехать до этих семей, которые у них под надзором, а с бензином сейчас непросто.
Обо всем этом мы сегодня и говорим с правительством. Нас должны услышать и местные органы власти – именно они обязаны обеспечить необходимое количество сотрудников этих социальных служб и профинансировать определенные услуги, которые помогут избежать именно таких ситуаций».
А пока что, как заверили в полиции Черниговской области, ведется расследование, и чтобы сделать окончательные выводы, следователь должен дождаться результатов комплекса экспертиз, на что необходимо до месяца времени.
Открыла уголовное производство по ст. 367, ч. 2 (служебная халатность, которая привела к тяжелым последствиям) Уголовного кодекса – в отношении местных органов опеки и попечительства, которые своим равнодушным отношением к этой семье фактически позволили случиться непоправимому, – и Нежинская местная прокуратура Черниговской области.
В свою очередь гражданские активисты обещают проследить, чтобы все виновные в смерти ребенка понесли заслуженное наказание, что стало бы тем предохранителем, который заставит потенциальных насильников, убийц и детских мучителей – прежде чем поднимать руку на своего или чужого ребенка – задуматься о собственной судьбе.
Джерело: 0462.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Категория: Общество
comments powered by HyperComments

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: